ЯПОНИЯ. ПОБЫВАТЬ, ЧТОБЫ УЗНАТЬ И ПОНЯТЬ.


Вот уже шесть лет подряд ведущие спортсмены Санкт-Петербурга подводят итоги уходящего года поездкой в Японию. 2018 – не стал исключением. Ребята едут не только за знаниями, они отправляются в путь на другой край света за пониманием жизни через призму борьбу. Международные учебно-тренировочные сборы, проводимые ведущим вузом страны - Токайским университетом становятся настоящим магнитом для дзюдоистов всего мира.

Участие петербургских спортсменов в японских сборах - это продолжение сотрудничества, начало которому положил Анатолий Семёнович Рахлин. Сегодня оно претворяется в жизнь «Клубом Дзюдо Турбостроитель» с одной стороны и Токайским университетом и его проректором Олимпийским чемпионом и председатель Всеяпонской федерации дзюдо Ясухиро Ямасита с другой.

В этом году команду из восемнадцати спортсменов, отправившихся на родину дзюдо, возглавляли тренеры «Клуба Дзюдо Турбостроитель» Екатерина Буравцева, Сергей Сергеев, Евгений Станев и тренер КВСШСМ Александр Ерёмин. О том, какими увидели эти сборы, мы поинтересовались у представителя тренерской команды и у одного из спортсменов.

Главный тренер сборной команды Санкт-Петербурга мастер спорта международного класса Евгений Станев уже не в первый раз принимал участие в этих сборах и имел возможность сравнить.

- Евгений, чем отличалась нынешняя поездка от предыдущих?

- Прежде всего тем, что состав участников был гораздо сильнее. Бок о бок боролись японцы, европейцы, представители Южной и Северной Америки. Мне очень понравилось, как работали наши ребята. Даже показалось, что если в прошлом году они как-то больше отлынивали от борьбы, то в этом работали в полную силу. Все задачи, которые им ставились, они выполняли качественно, борясь на равных с ведущими спортсменами мира. И выглядели на их фоне достойно. Приятно, что к нашим ребятам относились как к приоритетным гостям. Навязываемые им гостевые жёлтые пояса давали право выбирать партнёров. Как только они поднимали руку, к ним подбегали сразу несколько человек, а наши выбирали. Первоочередное право выбора партнёра было ещё у «красных поясов» - японцев, которые готовились к токийскому турниру. В общем ребята наборолись и получили бесценный опыт.

- Чем отличались те тренировки от привычных наших?

- У нас спортсмены обычно борются одну схватку, одну - отдыхают. В Токаи борьба продолжалась можно сказать без перерыва. Как минимум четыре-пять схваток шли подряд. Пару минут отдыха и всё по-новой.

- Значит это был прогон на выносливость, если схватки следовали нон-стопом?

- Нет. Они борются несколько по-другому, чем мы. У нас каждая схватка – это настоящий бой. У них же соперники борются, если так можно сказать, не в полную силу. Например, если спортсмен зашёл в приём, его оппонент не будет выкручиваться до последнего, а спокойно упадёт. Смысл такой: если ты проморгал момент входа, то нет смысла выкручиваться и травмироваться, дай сопернику возможность завершить атаку и бросить. У нас же если спортсмен пропустил вход он продолжает упираться, сопротивляться, и в итоге часто травмируется. Это интересная тактика тренировки, благодаря которой травм на тренировках у них значительно меньше. А на соревнованиях японцы, конечно, по полной защищаются и не дают партнёру бороться.

- Насколько трудно было нашим ребятам?

- Мы всё сделали максимально комфортно для их рабочего функционального состояния. В этом году выстроили программу таким образом, что бы сначала были отдых и развлечения. И именно на этот период пришла акклиматизация. У всех перестройка на шестичасовую разницу во времени проходит по-разному – у кого-то достаточно мягко, а у кого-то тяжело. Пару человек маялись, не могли спать ночью. Некоторые так уставали на тренировке, что сразу ложились спать. Вот тогда ночью уже точно было не заснуть. Мы освободили ребят от ОФП. Проводили только утреннюю зарядку, лёгкую пробежку. Мы решили не загонять ребят в рамки, чтобы они чувствовали себя комфортно. Поэтому весь день до вечерней тренировки все отдыхали по своему плану, кто гулял, кто по магазинам ходил.

- Как Вы думаете, как быстро знания полученные на этой стажировке усвоятся, как быстро ребят смогут их применить?

- Всё очень индивидуально. Они получили очень большой объём информации для осмысления. У кого-то он «выстрелит» раньше, у кого-то позже. А кто-то может их и не применит. Он просто будет знать как бороться с ними, понимая их технику и их способы защиты. Так что трудно сказать каким образом будут применяться полученные знания, у каждого это очень индивидуально. Лично у меня полное осознание пришло, наверное, только через год.

- Спасибо, Евгений.

Конечно же, участие в этой поездке даёт спортсмену неоценимый опыт борьбы, шанс посмотреть как живут и тренируются сильнейшие спортсмены мира. Логичным продолжением этой работы является адаптация спортсменов к будущей тренерской работе, повышение квалификации уже действующих тренеров. Ведь, в основе комплектования тренерского коллектива «Клуба Дзюдо Турбостроитель» лежит принцип подготовки собственных тренерских кадров. Уже несколько раз тренеры клуба проходили стажировку в Японии. Из года в год растёт смена. Как часто можно увидеть взрослого спортсмена, который один день выходит на татами в кимоно, а на следующий, на детских соревнованиях, в роли судьи или же секундирует схватку своего младшего товарища по команде. У нас много таких ребят и девушек, которые пытаются совмещать борьбу и работу детского тренера. Именно они, самые преданные своему любимому виду спорту, становятся хранителями знаний и традиций. Наверное, одним из них станет и спортсмен Клуба Кирилл Шапкин. Всё чаще его можно увидеть на детских стартах. Он помогает своему первому тренеру, который уже в силу возраста не всегда может присутствовать на соревнованиях, подменяет его. Для Кирилла эти международные сборы в Японии уже не первые. Мы попросили его рассказать о своих впечатлениях.

- Кирилл, что тебя больше всего поразило в этой стране?

- Я открыл для себя другой мир. В плане общения японцы очень добрые, приветливые, отзывчивые, открытые люди. В плане спорта - другое отношение, другая философия. Для них дзюдо - это часть жизни. Оно развивается уже на уровне школьного образования. Впечатляет колоссальное количество людей занимающихся дзюдо. Конечно, хотелось бы, чтобы у нас так было. Очень понравилась наша спортивная программа. Здорово, что мы много боролись. Тяжело было первые пару дней, но ничего втянулись. Потихоньку набирали объём, потом стали бороться почти все схватки. Утром мы занимались в парке, потом ездили в университет. Рядом с нами боролись ребята из Австрии, Финляндии, Бразилии, Венгрии. Нельзя сказать, что с кем –то мы были ближе. Общий язык был со всеми.
- То есть языковой барьер не влиял на общение?

- Можно сказать, что у дзюдоистов нет национальности. Мы все прекрасно понимали друг друга. Помогали общие знания языка, жесты, телефонный переводчик. В Японии очень немногие общаются по-английски. Существует мнение, что японцы это делают сознательно, потому что очень бояться сделать ошибки. То есть они его понимают, но стараются не изъясняться. Мне даже показалось, что очень многие не понимая английский, очень хотели понять русский. Были у нас, конечно, и такие ребята, которые совершенно не дружат с английским. Но они включали обаяние и переводчик.

- А ещё, наверное, навигатор, чтобы уверенно ориентироваться в чужой стране?

- Конечно, сейчас это очень просто –забиваешь маршруты в телефон и отправляешься. Главное было купить правильные билеты. Пару раз, правда, заплутали в метро. Но отзывчивые японцы нам помогли.

- Кирилл, что главное ты вынес для себя из этой поездки?

- Конечно, очень многое по борьбе. Открыл для себя, что вокруг много открытых людей и, что с ними приятно общаться даже без знания языка. А ещё почувствовал настоящую гармонию.

Поделится